20.12.11

В демократиях народ не расстреливают

Трагедии в Жанаозене можно было избежать, если бы власть вовремя села за стол переговоров с нефтяниками, а не накаляла страсти в течение семи месяцев, считает редактор журнала «Проблемы национальной стратегии», политолог Аждар Куртов. Теперь разыграть свою карту на кровавых событиях в попытаются власти, исламисты и даже соседи.

Автор: Татьяна ГАРЬКАВАЯ

- Аждар Аширович, как вы оцениваете произошедшее в Жанаозене?



- Этого следовало ожидать, потому что казахстанская политика весь период независимости была построена на пиаре, который граничил с обманом. Основной тезис этого пиара: Казахстан — успешно развивающееся государство во всех отношениях. Во внешнеполитическом, социальном, экономическом, духовном... Но вот грянул гром, и все оказалось не так, как представляли власти.



- То есть эта ситуация назревала не один год?



- Да, в ответ на лицемерие властей годами копился горючий потенциал, и он получил в конце концов выход. И это независимо от того, имеют ли место в действительности те силы, на которые ссылаются Ертысбаев и Назарбаев. Совершенно очевидно, что все силы мира были бы бессильны, если бы не было в регионе горючего материала, если бы общество в западном Казахстане, в этих конкретных населенных пунктах, не было бы готово в ответ на безразличие к своим проблемам проявить агрессию в отношении властей.



- А почему вы думаете, что горючий материал был?



- Во всех материалах, которые сейчас транслируются СМИ, показано, как сжигают агитационные плакаты «Нур Отана» на кострах. Это как раз прямой показатель того, что люди устали от вранья. Ведь что во время избирательной кампании утверждается? Что все в Казахстане якобы поддерживают одну ведущую пропрезидентскую партию. На самом деле отнюдь не все ее поддерживают, более того, некоторые относятся к ней резко отрицательно.



- Есть несколько версий случившегося в Жанаозене, одна из которых — беспорядки были спровоцированы. Кем? Одни полагают, что властью, которой важно перед выборами получить возможность закрутить гайки и в корне задавить протест нефтяников. Другие уверены, что внешними силами, дабы раскачать стабильный режим Назарбаева. Третьи верят в то, что самими нефтяниками. И есть еще версия, что беспорядки были спровоцированы кем-то из окружения Назарбаева в ходе борьбы за теплые места в богатом регионе. Можете ли прокомментировать каждую из версий?



- Начнем с нефтяников. Если семь месяцев не давать конфликту цивилизованное разрешение, пусть даже типично трудовому конфликту, то нужно ждать в ответ некую реакцию. Все-таки люди, которые куют основное национальное богатство Казахстана, должны быть, наверное, обеспеченными в финансовом отношении. Что на самом деле получили нефтяники в ответ на свои законные требования о повышении заработной платы? Массовые увольнения и угрозы, а в отношении отдельных представителей и их родственников даже применялось физическое насилие.



- Этого можно было избежать?



- Власти должны были в свое время создать трехстороннюю комиссию с участием представителей власти, работодателей и рабочего коллектива. Как это делается во всем мире. А Казахстан, как известно, идет в Европу, даже программа соответствующая принята, вот и надо было посмотреть, как подобные конфликты решаются в Европе. Поверьте, там это делается совершенно иначе, чем это было сделано на западе Казахстана!



- А что касается версии с оппонентами?



- Это логика политической борьбы. Во всем мире, когда происходят некие подобные события, политические оппоненты пытаются воспользоваться ситуацией для критики властей с одной стороны и для вербовки своих сторонников среди недовольных — с другой. И в этом тоже нет ничего из ряда вон выходящего. Более того, я уверен, что даже если версия заговора найдет некое подтверждение, в чем я сильно сомневаюсь, это станет не оправданием жестокости властей, а очередным упреком в их адрес.



- Почему?



- Разве теракты, которые сотрясали Казахстан, не должны были активизировать деятельность силовых структур? А раз этого не произошло, если они проморгали, то, может быть, виновата та власть, которая недостаточно чутко реагирует на ситуацию? Если звонки были до того, то почему на это не отреагировали должным образом?



- Возможно, режим просто хотел сильнее закрутить гайки?



- Этой версии трагедии в Жанаозене я не особо доверяю. Потому что не было необходимости делать это на западе республики. Все-таки это не самый населенный регион Казахстана, чтобы проводить там показательные мероприятия. Организовать подобное в Алматы, а еще лучше — в Астане: логичнее, там демонстрация силы была бы более зримой и более действенной.



- И в истории республики были подобные примеры...



- Да, в эти дни в Казахстане отмечают важную дату — 25-летие первого антиимперского восстания. Тогда события происходили в Алматы — в бывшей столице Казахской ССР. А в столицах социально-политические выступления обычно более ожесточенные. Но тогда в Алматы сколько было погибших? Я был на экскурсии, и экскурсовод на площади перед памятником Республики сказки рассказывал о том, что машинами трупы вывозили. Никакими машинами трупы не вывозили. Никаких доказательств этому нет. Да, был погибший среди дружинников, который от удара прута по голове скончался. И заметьте: это было во времена тоталитарного имперского режима!



А сейчас в условиях якобы демократического Казахстана и не в столице от столкновений с представителями власти люди гибли от огнестрельных ранений, а не от ударов прутом. То есть от чего ушел Казахстан и к чему пришел? Власти оказались не просто не на высоте, а применили силу, совершенно неадекватную ситуации, судя по количеству погибших. Вот эти вещи нужно помнить, потому что они развенчивают многие мифы властей, очень популярные в Казахстане.



- И все-таки какой из трех версий, означенных выше, придерживаетесь лично вы?



- Я полагаю, что основная из них — нормальное, естественное во всем мире социальное недовольство условиями труда.



- Как минувшие события скажутся на бастующих нефтяниках?



- Однозначно сказать пока нельзя. С одной стороны, расстрел — средство устрашения. Пролитая кровь, жесткий прессинг, а сейчас еще и режим чрезвычайного положения изолируют бастующих еще больше. Плюс, возможны административные репрессии и уголовные дела против наиболее активной части бастующих. Это первый сценарий развития событий, и он вполне возможен в Казахстане, судя по сегодняшней реакции главы МВД Калмухамбета Касымова.



Второй сценарий связан с имиджем Казахстана на международной арене. Надеюсь, властям республики хватит ума понять, что они рискуют потерпеть просто грандиозный репутационный крах в мире в преддверии исторически важных дат. Послезавтра, 21 декабря, будет отмечаться юбилей принятия Алматинской декларации (декларация о целях и принципах СНГ, его основа, была принята 21 декабря 1991 года — ред.). Так что надо сдать назад, понять, наконец, что люди просто так не жгут елки во время национальных праздников. И сесть уже за стол переговоров. Это лучше, поверьте, чем выводить бронетранспортеры. И если власть вменяемая, она пойдет на некоторые уступки.



- Некоторые эксперты уже высказали опасения, что ситуацией могут воспользоваться исламские радикалы. А вы как считаете?



- Безусловно, используют. Произошедшее в Жанаозене — яркий пример того, что изложено в основном тезисе исламских радикалов: «Светская власть — антинародная. Она не служит интересам народа, а расправляется с ним и делает это достаточно жестоко». Так что этот пример всегда теперь будет в арсенале исламских радикалов.



- А кто и как еще попытается разыграть свою карту на кровавых событиях 16 декабря этого года на западе Казахстана?



- Я думаю, что некоторые ближайшие соседи Казахстана тоже будут потирать руки. У них появился неплохой пропагандистский козырь, и в своих обращениях к народу власти этих стран начнут указывать на то, что «если даже наш северный сосед Казахстан, который кичился своими успехами, на самом деле оказался не таким уж белым и пушистым, то нечего нам пенять». Я имею в виду и Ислама Каримова, и Гурбангулы Бердымухамедова, и Эмомали Рахмона.



- Кстати, по мнению некоторых СМИ, волнения в казахстанском Жанаозене могут вызвать эффект домино во всех азиатских республиках бывшего СССР. Вы с этим согласны?



- Нет, не согласен. Сейчас все-таки время года недостаточно хорошее для массовых выступлений. В холодное время года обычно массовая политическая активность в виде различных акций на свежем воздухе замирает. Так что я не думаю, что это произойдет.



- Скажутся ли события в Жанаозене на январских выборах в Мажилис?



- Скажутся, но не критично. Скорее всего, тем кандидатам, которые будут баллотироваться, будет трудно избежать вопросов и, соответственно, ответов с оценками произошедшего.



- Но как же будут выкручиваться представители партии власти — «Нур Отана»? Или за них можно не переживать, используют трагедию в пропагандистских целях?



- Я думаю, что «пиар-органы Казахстана» и тот же Ертысбаев отработают некоторую матрицу, которую кандидаты от «Нур Отана» будут повторять на все лады, как те попугаи. Так что за эту партию, действительно, можно не переживать.

0 коммент.:

Отправить комментарий